Кронос-байки

 

Вица

Таперича не то, что давеча

Абитуру НГУ можно отличить сразу. Во-первых, по заутюженно-аккуратному домашнему виду. Во-вторых, ни один житель Академа в здравом уме и трезвой памяти не станет есть ягоды черемухи даурской, что растет у ТЦ и созревает как раз в июле. Кроме голубей, конечно. Мне неоднократно доводилось наблюдать такую сцену: мальчик - разумеется, приезжий - замечает ягоду на дереве, видит, как ее жадно клюют голуби, с трудом балансируя на тонких ветках. У мальчика происходит слюноотделение, он загребает кисть, набирает полную горсть ягод и засовывает в рот целиком. Секундное замешательство на лице, яростное отплёвывание, черные слюни, синий язык. И так каждый год.

Абитуру, особенно приехавшую с мамашками, было приятно слегка эпатировать. Вица Блинов с каким-нибудь Колей Суворовым или Сюпой (Сашей Артюшиным) садились на лавочку возле универа как были: в потрепанных дырявых джинсах, с длинными лохматыми волосами до плеч, босиком. Курили, ведя неспешные разговоры, что вот, дескать, не тот пошел абитуриент. Дескать, таперича не то, что давеча, а давеча не то, что нонеча. Потом демонстративно тушили окурки о свои босые подошвы, приобретшие за лето твердость подметок. Мамашки испуганно шарахались от них, оберегая своих чад, и впадали в нешуточные раздумья, а не ошиблись ли они с выбором вуза для своего ребенка.

Однажды Димке Флаассу понадобилось сфотографироваться на загранпаспорт. Он одолжил у Сюпы пиджак, еще у кого-то – галстук, и все. Так что когда он пришел в фотоателье, сверху до пояса вид был вполне приличный. Ниже же были дырявые зеленые брезентовые штаны и босые ноги. А зачем суетиться, если на фотографии все равно ничего не видно?

32 кг

В память об этой истории Вица преподнес Филу в этом году на день рожденья вот эту гирю и напомнил мне подробности, которые сама я уже успела позабыть.

Короче, в первый год нашей совместной с Филом жизни решила я ему на день рождения (или на 23 февраля?) подарить прикольный подарок – гирю. Увидела в спортивном отделе ТЦ красивую, нарядную, блестящую гирю. Стоила она по тем временам какие-то копейки, я расплатилась и… Оказалось, что разница в цене между 2^4 и 2^5 кг значительно менее ощутима, чем в весе. Ну, в общем, до выхода из отдела я ее доволокла. Или докатила – не помню. Вопрос транспортировки подарка к месту вручения встал передо мной во весь рост. И я пошла искать по ТЦ знакомых, кому была бы под силу эта задача. Я прикинула приблизительно габариты и тактико-технические характеристики гиреносца, и шла по ТЦ, сканируя встречных, и вдруг вижу - Слон (Сергей Соловьев). Я неподдельно радостным голосом попросила его помочь мне донести до пятерки подарочек, который купила Филу на день рождения, и наивный Слон опрометчиво согласился. Когда Серега увидел гирю, он понял, что поспешил, но уронить репутацию ему не хотелось, и гирю он благополучно донес.

Эта гиря потом таинственно исчезла при очередном переезде, но что-то мне подсказывает, что Фил не слишком горевал.

Ответственный дежурный

Был такой вреднючий ответственный дежурный, под кодовой кличкой "Татарин" – никакого отношения, впрочем, к одноименной национальности не имевшей. Любимым его занятием было зайти вечером в 503 во время обхода и сказать что-нибудь вроде:

- Та-а-к, Виктор Николаевич Блинов. Предъявите пропуск!

А еще Татарин отличался невероятной глупостью. Когда я лежала на сохранении в ВНИЦ ОЗМИР в Москве, Фил время от времени ходил поздно вечером на работу звонить мне – больше было неоткуда. В условленное время я ждала звонка на сестринском посту. И вот однажды Татарин почему-то решил Фила не пустить. Только полный идиот, находясь в сверхлегком весе (а росточку в Татарине было метр с кепкой), мог попытаться преградить путь самцу весом в 100 кг, спешащему к своей беременной самке. Фил, конечно, прошел сквозь него, а бедный ответственный дежурный утешился очередной докладной на имя директора.

А однажды Татарин, страдавший, похоже, еще и провалами в памяти, попытался проверить утром на вахте у Фила пропуск. Фил сказал, что пропуска у него нет, и спокойно прошел мимо. Я, стараясь загладить натянутость, приветливо объяснила Татарину, что пропуск у него есть, только он его никогда не носит, что это наш научный сотрудник. На что Татарин ответил высокомерно:

- Да какой он научный сотрудник! Наверное, простой инженер!

Я-то английский знаю

Рассказано Вицей Блиновым.

А еще с Вицей был такой случай, правда, уже в буйные 90-е. Потребовали у него в налоговой предъявить договор с зарубежным клиентом как основание для получения платежа. Договор, понятное дело, на английском языке. Налоговый инспектор требует принести нотариально заверенный перевод со словами:

- Мало ли что вы мне подсовываете. Да это у вас и не английский вовсе. Я-то английский знаю, там везде - "тхе", "тхе".

Передача мыслей на расстояние, или Патчуем помаленьку

К юбилею Виктора Блинова

Настройка процессоров семейства Кронос всегда была ближе к искусству, чем к технологии. Искусством этим владели ровно два человека: Джек и Фил (Лео свою двойку, помнится, так и не допинал). В буйные кооперативные времена Палыч даже купил видеокамеру, чтобы заснять в деталях процесс настройки процессоров и устранить таким образом узкое бутылочное горлышко, мешавшее осчастливливанию всех желающих работать на Кроносе. Не тут-то было: процесс настройки оказался неописуемым и непередаваемым.

Имелись, впрочем, исключения. Суровые пермские парни раздобыли где-то разводку плат и не только самостоятельно изготовили их, но и спаяли и настроили процессор. После этого они заинсталляли на машину взятую невесть где версию ОС Excelsior, и было бы им счастье, но операционка вскоре после загрузки всякий раз повисала. Пришлось им обратиться к разработчикам.

Прихожу как-то раз я на работу, а Вица по междугороднему телефону диктует какую-то шестнадцатеричную цифирь. Как выяснилось, диктовал он патч к операционке. На то время это был самый быстрый и дешевый способ передачи данных на 2000 км.

Кронос и проблема 2000 года

Утилита "dt" устанавливала текущее время в системе. Текущее время – очень важная вещь, поскольку, например, при компиляции осуществлялась проверка правильной последовательности компиляции, то есть если скомпилировать DEFINITION MODULE, переставить время назад (или перенести на машину с отстающими часами) и попытаться скомпилировать IMPLEMENTATION MODULE, то вам будут долго и нудно предлагать перекомпилировать сначала то, потом это, потом пятое, потом десятое... Кроме того, сама утилита была жутко продвинутая, в нее были зашиты и юлианский, и грегорианский календари, и високосное набегание учитывалось – в общем, налицо был явный переизбыток интеллекта, который повлек неизбежные баги.

В 1986 году часть кроносовской команды во главе с В. Васёкиным сидела в Политехникуме (нынешний Высший колледж информатики). Я тоже поначалу работала там, а на ВЦ бывала набегами. В один из визитов Леопольд предложил мне взять поправленные исходники утилиты. Я сказала, что ошибку политеховцы уже нашли и поправили своими силами. На что Лео сказал ядовито:
- Знаю, как они поправили! В 2000 году у них все сломается!