Кронос-байки

 

Хлебушком

- А подливу?
Мама обернулась ко мне.
- Что подливу? - спросила она.
- Вылизать... - сказал я.
У мамы брови подскочили до самой причёски. Она стукнула пальцем по столу:
- Не сметь вылизывать!
Я понял, что надо спасаться.
- Что ты, мама? Я знаю, что вылизывать языком нельзя! Что я, собачонка, что ли! Я, мама, вылизывать никогда не буду, особенно при ком-нибудь. Я тебя спрашиваю: а вымазать? Хлебом?
- Нельзя! - сказала мама.
Виктор Драгунский, «Денискины рассказы»

Питались мы в основном по столовкам. Главным источником пропитания была, конечно, студенческая столовая. Какое наслаждение было взять в столовке пять или даже семь вторых (Димка называл это, естественно, «взять три с половиной»), котлеты – отдельно, картошка – в другую кастрюльку, принести домой, разогреть это все на сковородке и слопать дружным коллективом!

А в нижнем зале студенческой столовки было совсем другое меню, нижний зал был как бы уже повышенной звездочности. Там не было вульгарных щей из квашеной капусты, вместо этого на первое подавали бульон с яйцом, который стоил стоил 11 копеек. А бульон без яйца, как чуть позже рассказал Леопольд (могла бы и сама догадаться), соответственно, одну копейку. Ты берешь две тарелки бульона, три куска хлеба – вот тебе и обед за пятачок. Если хлеба не хватило, дополнительный можно взять бесплатно, никто не возражал.

В общем, в ресторанах мы бывали редко, но были не чужды культуры питания. Так, например, Димка изобрел гениальный способ подбора подливки с тарелки. Еще бы, оставшаяся подлива – самое вкусное, особенно если в ней растворилась пюрешка и никак не желает поддаваться вилке. Способ такой: от куска хлеба отломить небольшой кусочек и незаметно бросить в тарелку. Далее, слегка обваляв в подливе, наколоть кусочек на вилку, собрать полученным инструментом соус, размазанный по тарелке, и съесть. При необходимости процедуру повторить.

Я лично этим способом пользуюсь до сих пор.