Кронос-байки

 

Джек

Вана-Таллинн и бумажник

Но иногда едешь в поезде,
Пьешь шато-лафит из горла…

Б.Г., «Зимняя роза»

Таллиннский институт кибернетики профессора Тыугу входил в ВНТК «Старт». Группа Сулава Сийбака писала софт, который предполагалось запустить на Кроносе. Владимир Фёдорович Погребняк, Фил, Джек и Андрей Денисов поехали в ту командировку в Таллинн собирать Кронос, инсталлять операционку и патчить библиотеки, а меня взяли «украшать жизнь», по образному выражению Денисова.

В восьмидесятые годы Таллинн воспринимался практически как заграница. Европейская архитектура, Большой Томас и органный зал, маленькие уютные кафе, где ласковые эстонские тетушки подавали кофе и восхитительные пирожные с воздушным творожным кремом, бары с настоящими барными стойками и высокими табуретами... Именно в Таллинне нам довелось впервые отведать казавшиеся невиданным иностранным яством крабовые палочки, на упаковках которых честно было написано, что изготовлены они из ценных пород минтаёвых рыб. И конечно же, знаменитый бальзам Вана-Таллинн – Старый Таллинн. Его предполагалось закупить перед отъездом, чтобы взять с собой в Новосибирск в качестве универсального сувенира.

Нас поселили в гостинице Ранна в номера с видом на море. Там мы освоили чудесный аттракцион: если подбрасывать из окна четвертого этажа куски белого батона равномерно через одинаковые промежутки, чайки, выхватывая хлеб из воздуха, образовывали идеальный круг. Карусель вращалась против часовой стрелки, и к ней присоединялись все новые и новые птицы, не нарушая порядка и геометрии.

В день отъезда мы бродили по улицам, заходили в лавочки, разглядывая всякие диковинки – складные зонты, янтарные мундштуки, изделия из абсолютно натуральной кожи. Филу приглянулся роскошный коричневый бумажник из тисненой кожи со множеством полезных отделений. Он купил его и тут же уютно разложил по отделениям все деньги, документы и билеты на поезд. Жаль только, паспорт не влез – не прошел по габаритам. Потом мы зашли в винный магазинчик и закупились Вана-Таллинном квантум сатис. А когда вышли на улицу, Фил спохватился, что оставил бумажник на прилавке. Вернулись. Бумажника, конечно, никто не видел.

Мы все приуныли. Дело в том, что в поездке мы основательно поиздержались, и каждый из нас рассчитывал занять у Фила, который догадался взять с собой побольше денег. Расстроенные, поехали на вокзал. Наскребли кое-как на билеты. Мест до Питера, конечно же, не оказалось, но Филу каким-то невероятным образом удалось убедить кассира продать нам билеты на наши же места, купленные ранее.

Сели в поезд. Жарко, хочется пить. Денег на вагон-ресторан нет, а вода из крана противно воняет туалетом. Налили в стаканы кипяток из титана, разбавили Вана-Таллином, чтобы было не слишком горячо. Нет, не так. Налили в стаканы Вана-Таллинн, разбавили кипятком, чтобы было не слишком приторно. Нет, не так. Налили все-таки воды из-под крана, добавили Вана-Таллинн, чтобы отбить запах. В общем, перепробовали все возможные сочетания с одинаково гадостным результатом.

В конце концов, все получилось не так уж плохо – в Питере нас приютил Дрюня Терехов и снабдил деньгами на обратную дорогу. Но с тех пор Вана-Таллинн я больше не могла пить ни в каком виде. И Рижский бальзам, впрочем, тоже.

Страсти по печати

Письмо Шурке

Нормы спирта были на ВСЕ железяки: принтеры, DP-дисководы, RK-дисководы, ДВК-шки, фрящики... Просто у нас всего этого было дофига - мы же все сломанное железо из коридоров к себе стаскивали. Что-то чинили, что-то так валялось. Например, в шкафу встроенном среди всякого мусора и дохлых голубей валялся Консул (Фил утверждал, рабочий) - такая пишущая машинка с латиницей, которую можно было к компу подключать. У нее шрифт был - песня, прямо как в дорогих английских книжках. Короче, Консул тоже была внесен в реестр на получение спирта.

Если помнишь, каждый раз, когда требовалось что-нибудь напечатать, запускалась следующая процедура:

  1. приносилось или извлекалось из кучи неработающее печатающее устройство;
  2. устройство чинилось (помню, например, как в матрицу для матричного принтера вставляли недостающие иголки, изготовленные из булавок с колечками);
  3. писался драйвер устройства - по этому поводу был даже юзергайд "Как писать драйверы на Кроносе". Это была моя попытка научиться писать драйверы самостоятельно, потому что печатать нужно было главным образом мне, а драйверы писали в основном Фил и Джек;
  4. шла битва за печать, которая обычно затягивалась до утра.

Бились: с лепорелло (так называли тогда устройство для подбора бумаги из пачки - оно было дико прогрессивной новинкой, поскольку до этого бумага, хоть и плоская, все равно была цельным полотном, сложенным в гармошку, и поднималась за перфорацию), с кодировками, с лентами (забыл, что матричный принтер печатал с помощью ленточки?). Ленты (а) переставали перематываться; (б) пробивались матрицей до дыр, за которые потом цеплялись иголки; (в) тупо высыхали, и намочить их пропиткой было негде. Лента от обычной печатной машинки не подходила, нужна была широкая - как лента от электрических печатных машинок типа "Украина", но достать ее было невозможно. Впрочем, у запасливого Фила при недавнем разборе закромов обнаружилась заначка из абсолютно новых ленточек для матричного принтера (убила бы)!

Куда это все девалось после того, как печать была закончена - загадка природы. Но в следующий раз при необходимости печатать все приходилось начинать заново: кража (вымогательство) устройства, починка, драйвер, печать.

Стол писем

Было это во времена, когда Союз уже потихоньку разваливался, но продолжал симулировать здоровье. Фил, Джек и Леопольд приехали в Москву в командировку, а поселиться в гостиницу по линии Академии наук не удалось, ГАН начала потихоньку сдавать номера на коммерческой основе. Поселила их принимающая сторона в гостиницу какого-то железнодорожного ведомства, бывшее общежитие, очевидно.

Утром троица проснулась, оделась, застелила кровати и села пить чай. За неимением стульев сидели на кроватях. Тут в номер вбегает тетка и начинает орать, что на кроватях сидеть запрещается, поскольку от этого пачкаются и мнутся покрывала. Народ вежливо намекает, что, мол, за номер уплочено, хотим – сидим, хотим – лежим. А ее к себе вообще не приглашали. Тут тетка выкрикивает, брызгая слюной, самую страшную угрозу, практически проклятие:

- Я на вас жаловаться буду! Я на вас управу найду! Я на вас... я на вас жалобу в стол писем напишу!

С тех пор у нас повелось советовать обиженным жаловаться в стол писем.

Как Джек сдавал тысячи

Рассказано Вицей Блиновым.

А еще было такое занятие в рамках кандминимума – сдача тысяч по английскому. Это означало, что бралась книжка по специальности на английском языке, на типичной странице заботливо подсчитывались буквы (знаки), затем отсчитывалось необходимое количество страниц (скажем, на 20 тысяч знаков), текст изучался и переводился, а потом этот перевод сдавался преподавателю устно.

Джек нашел какую-то книжку по железу – не исключено даже, что просто документацию по Q-bus. Ну и переводит себе, естественно, прямо с листа. Преподавательница останавливает его:

- А что это вы все "драйвер шины", "драйвер шины"? Вам должно быть известно, что "bus driver" переводится как "водитель автобуса".

Как Джек всю ночь палки кидал

Сейчас геймер без навороченной видюхи с автономным питанием играть не сядет. А на Кроносе мы в игрушках пользовались псевдографикой на лабтамовских мониторах. По сравнению с символьной графикой алфавитно-цифрового монитора это было круто. С помощью псевдографики можно было не только изобразить линии разной толщины и уголки, но и покрасить графические объекты в зеленый цвет разной яркости, так что оттенки легко различались невооруженным глазом.

Игр на Кроносе было много, и мы в них сами играли. Помните крокодильчиков? А диггера? А лабиринт? Теннис? Горячо любим народом был также тетрис. Пентикс появился позднее, когда у нас был уже цветной монитор.

Однажды приходим мы утром на работу в 503 и видим такую картину: сидит Джек, играет в тетрис, глаза красные. То ли рандом в игрушке слетел, то ли Джек сам отпатчил игрушку, но валятся ему одни только палки, и он их планомерно укладывает штабелями и схлопывает. Судя по счету, всю ночь играл.

Лампы на выброс

Осень, поздняя, уже даже чуть-чуть снега, земля твердая

Сгорело несколько люминисцентных ламп.

Джек вроде с Джоном лампы сняли. Куда деть? А они хрупкие очень, и забавно так в стекляную пыль взрываются.

Ну и решили они одну из окна на землю скинуть и посмотреть.
Скинули... лампа упала и лежит... целая...

Не поверили, сбегали вниз, принесли, правда целая...
Скинули еще раз - вот теперь все нормально! как и должно!